Главная  >>>  Абдоминальная хирургия  >>>  Кранио-абдоминальная травма. Сочетание повреждений черепа и живота

Кранио-абдоминальная травма. Сочетание повреждений черепа и живота

Кранио-абдоминальная травма. Сочетание повреждений черепа и живота

Кранио-абдоминальная травма характеризуется одновременным расстройством высшей регуляторной (головной мозг) и исполнительной (органы брюшной полости) систем. Если при изолированной абдоминальной травме состояние больного определяется тяжестью повреждений органов брюшной полости при первичной сохранности ЦНС, то при наличии такого же абдоминального поражения при черепно-мозговой травме состояние больного значительно тяжелее, так как нарушены центральные регуляторные механизмы. Сочетание повреждений черепа и живота — наиболее частый вид.

Сочетанная кранио-абдоминальная травма обычно наблюдается при автотранспортных и железнодорожных происшествиях, при падении с высоты. При таком механизме травмы чаще повреждаются паренхиматозные, реже полые органы (в отличие от изолированной абдоминальной травмы, при которой чаще повреждаются полые органы).

Подавляющее число больных поступает в клинику в тяжелом, крайне тяжелом и терминальном состоянии. Причинами тяжелого состояния при кранио-абдоминальной травме наряду с ушибом и сдавлением головного мозга являются травматический шок, внутреннее кровотечение, перитонит, а также острая печеночно-почечная недостаточность.

Если при изолированной тяжелой абдоминальной травме травматический шок возникает у 61% больных, то при сочетанной кранио-абдоминальной травме — у 89% больных. Несомненно доминирующее значение внечерепных повреждений в развитии травматического шока.

При кранио-абдоминальной травме кардинальные признаки травматического шока и внутреннего кровотечения (низкое артериальное давление, тахикардия, гипотермия) часто затушевываются артериальной гипертонией, брадикардией и гипертермией, обусловленными поражениями головного мозга (особенно в первые минуты и часы после травмы). Шок имеет и другие атипичные черты: он может протекать на фоне нарушенного сознания, сопровождаться грубыми нарушениями внешнего дыхания, очаговой и менингеальной неврологической симптоматикой.

По степени тяжести кранио-абдоминальная травма может быть разделена на 4 группы.

  1. Тяжелая черепно-мозговая травма (ушибы головного мозга средней и тяжелой степени, сдавление мозга поврежденными костями черепа и внутричерепными гематомами) и тяжелая травма органов брюшной полости (разрывы полых и паренхиматозных органов, массивная забрюшинная гематома).
  2. Тяжелая черепно-мозговая травма и нетяжелая травма органов брюшной полости (ушибы передней брюшной стенки, субсерозные кровоизлияния под висцеральную и париетальную брюшину, небольшие надрывы брыжейки, десерозирование небольшого участка кишки, ушибы мочевого пузыря, печени и т. д.).
  3. Нетяжелая черепно-мозговая травма (сотрясение головного мозга и ушиб мозга легкой степени) и тяжелая травма органов брюшной полости.
  4. Нетяжелая травма органов брюшной полости и нетяжелая черепно-мозговая травма.

Трудности диагностики как черепно-мозговой, так и закрытой травмы живота обусловлены следующими причинами.

  1. Большинство больных поступает в состоянии шока, часто в тяжелом бессознательном состоянии, а иногда и в терминальном. Нарушение сознания может быть обусловлено тяжелой черепно-мозговой травмой, иногда тяжелым состоянием больного в торпидной фазе травматического шока или гипоксией вследствие обтурации дыхательных путей. Если после освобождения полости рта, нормализации дыхания и проведения противошоковой терапии сознание проясняется — можно считать выключение сознания не столько результатом прямого повреждения головного мозга, сколько следствием циркуляторной, гемической или дыхательной гипоксии.
  2. Очень часто больной получает травму в состоянии алкогольного опьянения. Это затрудняет, с одной стороны, оценку мозговой патологии, а с другой — влияя на проявления абдоминальной симптоматики, существенно искажает клинику поражения. Вследствие алкогольной интоксикации угнетается рефлекторная сфера, утрачиваются реакции на болевые раздражения (что особенно затрудняет диагностику внутрибрюшной катастрофы). При высоких концентрациях алкоголя в крови исчезают сухожильные, зрачковые и корнеальные рефлексы, оболочечные симптомы, что препятствует выявлению очаговой неврологической симптоматики. Вместе с тем при опьянении часто отмечаются симулирующие очаговые поражения нарушения координации, дизартрия, нистагм и другая очаговая симптоматика.
  3. Одновременное повреждение органов брюшной полости и черепа взаимно отягощает друг друга и вносит особенности в диагностику как абдоминальной, так и черепно-мозговой травмы.
  4. Введение пострадавшему на догоспитальном этапе наркотических средств затушевывает клиническую картину повреждения органов брюшной полости.

Клинические признаки при сочетанной закрытой абдоминальной травме одни и те же, что и при изолированной.

При кранио-абдоминальной травме классические симптомы внутрибрюшной катастрофы в значительной мере маскируются или даже вообще не проявляются, прежде всего, в результате нарушения сознания, угнетения рефлекторной деятельности за счет черепно-мозговой травмы.

Расстройство сознания снижает реактивность организма на внешние и внутренние раздражители, поэтому ведущие локальные симптомы повреждения внутренних органов могут быть слабовыраженными или совсем не проявляться до выхода пострадавшего из бессознательного состояния. Если в сопоре, коме пострадавший не реагирует на болевые раздражители, то это не указывает на отсутствие раздражения брюшины и повреждение внутренних органов, а свидетельствует лишь о невосприимчивости болевых раздражений заторможенной корой головного мозга. В связи с этим при обследовании брюшной полости нужно учитывать эту измененную реактивность.

При кранио-абдоминальной травме характерные симптомы раздражения брюшины — напряжение передней брюшной стенки, болезненность при пальпации — порой перекрываются диффузной мышечной гипотонией у коматозных больных, снижением или отсутствием болевой чувствительности. Для адекватной диагностической оценки клинической картины при этом виде травмы некоторые ученые предлагают так называемое динамическое наблюдение, довольно широко распространенное в хирургии, т. е. повторные осмотры с интервалом в 20—30 мин. С этим трудно согласиться, так как динамическое наблюдение с целью уточнения диагноза закрытой травмы живота опасно из-за промедления с оперативным вмешательством. Существует известная закономерность между временем выполнения операции и ее исходом.

В диагностике при кранио-абдоминальной травме важное значение имеет степень нарушения сознания. Если у больных, с которыми возможен хотя бы минимальный словесный контакт, удается при расспросе выявить анамнез, жалобы на боли в животе, а при пальпации обнаружить болезненность и симптомы раздражения брюшины, то у больных в сопоре и тем более в коме получить информацию невозможно. Однако даже при выключенном сознании у больного в ответ на глубокую пальпацию живота удается заметить мимическую реакцию, непроизвольное подтягивание ноги к животу, отталкивающее движение руки, стоп, увеличение двигательного беспокойства, усиление напряжения брюшных мышц.

Обследование больных при кранио-абдоминальной травме начинают с осмотра кожных покровов. При повреждении внутренних органов они бледные, при развивающемся перитоните приобретают пепельный оттенок. При черепно-мозговой травме, сопровождающейся повышением внутричерепного давления, лицо обычно гиперемировано, с синюшным оттенком, вены головы и лица вздуты и напряжены.

Рвота наблюдается как при повреждении органов брюшной полости (преимущественно полых), так и при черепно-мозговой травме, но при повреждении органов брюшной полости рвоте предшествуют позывы, она мучительна, а «мозговая» рвота возникает неожиданно и протекает менее тягостно.

Диагностическое значение при кранио-абдоминальной травме имеет состояние зрачков. При абдоминальной травме зрачки расширены, с вялой фотореакцией, при черепно-мозговой — сужены, фотореакция отсутствует. Расширение зрачков наблюдается в агональном состоянии. При кранио-абдоминальной травме зрачки узкие, их расширения в слабом свете не наблюдается. Нередко отмечается анизокория.

Корнеальные рефлексы живые при абдоминальной травме, при кранио-абдоминальной — ослаблены или отсутствуют. При черепно-мозговой травме, как правило, выявляется брадикардия, напряженный пульс. Артериальное давление нормальное, повышено или умеренно снижено. При внутрибрюшном кровотечении нарастает тахикардия, падает артериальное давление. Таким образом, происходит «компенсация» частоты пульса и артериального давления, т. е. они могут находиться в пределах нормы, что дезориентирует при оценке тяжести травмы.

Заслуживает внимания также характер дыхания. У пострадавших с повреждением внутренних органов живота оно поверхностное, частое, нередко до 30 в минуту, отмечается постепенный переход в грудной тип дыхания. Исчезновение брюшного типа дыхания является одним из достоверных признаков закрытого повреждения живота.

Очень важен анализ сердечно-сосудистой деятельности, главным образом наблюдение за пульсом и артериальным давлением.

При диагностике поражений органов брюшной полости следует помнить о псевдоперитонеальном синдроме, развивающемся при тяжелой черепно-мозговой травме.

Псевдоперитонеальный синдром характеризуется приступообразными или постоянными болями в животе, его вздутием, тошнотой, рвотой. При пальпации живота определяются болезненность и напряжение брюшной стенки, положительный симптом Щеткина — Блюмберга, тахикардия, обложенность языка белым налетом, задержка стула и газов.

Этот синдром «острого живота» имеет некоторые особенности, отличающие его от истинной катастрофы в брюшной полости: нет резкого напряжения мышц брюшной стенки, слабо выражен синдром раздражения брюшины. Общее состояние больного резко не ухудшается.

Некоторые ученые считают, что псевдоперитонеальный синдром развивается не только при тяжелой черепно-мозговой травме, но и при ушибах других областей тела (спина, грудная клетка, таз), а также при переломах нижних ребер, позвоночника и костей таза. В этих случаях для исключения повреждений органов брюшной полости необходимо сделать новокаиновые блокады мест переломов. Если перитонеальный синдром исчезнет, значит, патологии в брюшной полости нет.

Абдоминальная травма иногда значительно усложняет диагностику черепно-мозговой травмы. При сочетанной черепно-мозговой травме, сопровождающейся нарушениями мозгового кровообращения на фоне анемии и шока, особенно при ушибе мозга, может развиться клиническая картина, напоминающая таковую при внутричерепной гематоме. Наблюдаются мидриаз на стороне «гематомы» с контралатеральным нарастающим гемипарезом и повторная утрата сознания с предшествующим светлым промежутком. Улучшение состояния больного в результате противошоковой терапии приводит к нивелировке симптоматики.

Диагностика повреждений органов брюшной полости при кранио-абдоминальной травме с использованием «классических» методов очень трудна. В связи с этим происходит постоянный поиск новых методик, позволяющих в минимально короткий срок поставить правильный диагноз и выбрать патогенетические методы лечения. Одним из таких методов является лапароцентез. Показаниями к применению его являются:

  1. Замаскированная, или «смазанная», клиническая картина катастрофы в брюшной полости. Чаще всего ее стимулируют повреждения паренхиматозных органов с продолжающимся внутренним кровотечением при кранио-абдоминальной травме.
  2. Подозрение на повреждение органов брюшной полости у больных с сочетанной черепно-мозговой травмой, поступающих в бессознательном состоянии, в состоянии алкогольного опьянения или после предварительного введения наркотиков на догоспитальном этапе.

Раннее применение лапароцентеза в таких случаях позволяет своевременно поставить диагноз повреждения внутренних органов, произвести срочное оперативное вмешательство и тем самым спасти больного.

Лапароскопия при закрытой травме живота является относительно безопасным диагностическим методом. Показанием к ней также служит подозрение на повреждение паренхиматозных и полых органов брюшной полости.

Диагностические мероприятия осуществляют одновременно с реанимационными — борьба с шоком, восполнение кровопотери, так как кровопотеря способствует не только развитию травматического шока, но и ухудшает течение черепно-мозговой травмы, усиливая гипоксию и отек мозга.

Лечебные мероприятия при повреждении органов живота с черепно-мозговой травмой должны быть направлены в первую очередь на борьбу с шоком, внутрибрюшным кровотечением и перитонитом. Отказ от оперативного вмешательства по поводу указанных осложнений обоснован лишь при наличии выраженных стволовых расстройств. Одновременно проводят мероприятия, направленные на предупреждение развития гипоксии, борьбу с отеком и сдавлением мозга и устранение психомоторного возбуждения.

Продолжающееся внутреннее кровотечение быстро приводит больного к угрожающему состоянию, поэтому таких больных надо как можно быстрее оперировать, а восполнение потери крови проводят во время оперативного вмешательства — наиболее эффективного противошокового мероприятия. В связи с этим крайне тяжелое состояние больного при полной безуспешности попыток вывести из него является показанием, а не противопоказанием к операции.

При тяжелой кранио-абдоминальной травме операции по поводу повреждений органов брюшной полости производят в экстренном порядке независимо от тяжести и характера черепно-мозговой травмы. Лишь устранение окклюзии дыхательных путей предшествует им. При быстро нарастающем сдавлении головного мозга трепанацию выполняют тотчас вслед за остановкой внутрибрюшного кровотечения. При наличии специалистов, достаточном реанимационно-анестезиологическом обеспечении целесообразно осуществлять синхронные операции на черепе и органах брюшной полости. При сочетанной травме очередность вмешательств на той или иной области зависит от того, насколько сопутствующая повреждениям органов брюшной полости травма непосредственно угрожает жизни пострадавшего. Трепанация черепа должна предшествовать лапаротомии, если имеются признаки сдавления мозга гематомой.

Несомненно, оперативное вмешательство по поводу внутричерепных гематом, кровотечения из синусов и вдавленных переломов должно выполняться в более ранние сроки.

Оценивая все эти концепции о последовательности выполнения оперативных вмешательств при кранио-абдоминальной травме, можно предложить такую тактику. Если диагностированы повреждения органов брюшной полости и черепно-мозговая травма, характер которой также требует оперативного вмешательства, следует вначале произвести лапаротомию (на фоне противошоковой терапии), а затем приступить к операции на черепе. Одновременное оперирование двумя бригадами на черепе и брюшной полости малоприемлемо из-за сложности организации, тяжести оперативного вмешательства для больного и неудобства для анестезиологов. В особых случаях, когда критическое состояние больного обусловлено тяжелой черепно-мозговой травмой, оперативное вмешательство можно начать на черепе.

Диагностика повреждений органов брюшной полости у больных с сочетанной черепномозговой травмой представляла значительные трудности, особенно у больных, находящихся в бессознательном состоянии. Им практически невозможно поставить своевременный диагноз по клиническим данным. Диагностировать повреждение органов брюшной полости можно лишь инструментальными методами — лапароцентезом и лапароскопией.

Общая летальность при сочетанной черепно-мозговой травме и закрытой травме живота составляет 50,8%, послеоперационная — 41,8%.

Просмотров: 5972



Добавьте свой комментарийДобавьте свой комментарий











* Все поля обязательны к заполнению!

Поиск по сайтуПоиск по сайту



]]>